Полная версия /  Добавить в закладки
USD: 27.375 - 28.000    EUR: 33.355 - 33.775

21.12.2017 08:35, Экономика

Альгирдас Шемета: «Правоохранители неохотно рассматривают заявления о рейдерстве»

Альгирдас Шемета: «Правоохранители неохотно рассматривают заявления о рейдерстве»

Бизнес-омбудсмен Альгирдас Шемета рассказал «і», какие жалобы и на кого поступают от предприятий, и как можно решить накопившиеся проблемы.

Правда ли, что Офис бизнес-омбудсмена создавался в т.ч. для искоренения рейдерства?, информируют Экономические Известия.

Офис бизнес-омбудсмена создан не только для борьбы с рейдерством, а вообще для защиты законных интересов бизнеса в диалоге с государственными органами. Бесспорно, рейдерство — одна из основных проблем. И один из последних наших системных отчетов посвящен именно этой теме.

К примеру, Офис часто сталкивается с тем, что правоохранительные органы неохотно рассматривают заявления о рейдерстве. Мы считаем, что это непродуктивно, ведь лучший способ предотвратить рейдерство — это необратимость наказания.

Что еще предлагает Ваш Офис по данной проблематике?

Нужно сделать эффективнее работу комиссии, которая рассматривает прецеденты рейдерства. В частности, нужно, чтобы она проводила мониторинг действий регистраторов и нотариусов. Мы хотим, чтобы эти материалы находились в открытом доступе, и легко можно было ознакомиться с результатами проверок.

Кроме того, рекомендуем усилить ответственность регистраторов и нотариусов, вплоть до утери права на практику, если они несколько раз прибегают к махинациям. А также опубликовывать «черный список» тех, кто участвовал в подобных сделках. Участия нотариуса и регистратора сложно совершить рейдерскую атаку. Кстати, эта рекомендация уже внедрена, и Министерство юстиции приняло решение о публикации «черных списков».

Помимо этого, сейчас есть возможность получить СМС, если кто-то интересуется вашей недвижимостью, либо предпринимаются попытки по ее перерегистрации. И наш Офис предлагает, чтобы такое правило действовало и по корпоративным правам (в случае, если кто-то пытается перерегистрировать собственность на акции).

Также в ходе расследований мы установили, что есть несоответствия между земельным регистром и кадастром. Поэтому, предложили их автоматическое согласование.

То же самое и по судебным решениям: мы рекомендовали синхронизировать работу регистра судебных решений с регистром прав собственности и других имущественных прав. Если все наши пожелания будут учтены, то это значительно улучшит ситуацию по искоренению рейдерства.

Это все советы властям. А что посоветуете потенциальным жертвам?

Мы рекомендовали предприятиям навести порядок в своей документации. Практика показывает, что рейдеры часто атакуют предприятия, у которых есть проблемы с выполнением законодательных норм и коррупцией. Поэтому, мы создали Всеукраинскую сеть добропорядочности, куда приглашаем компании, которые готовы вести честный бизнес. Ее членами уже стали пятьдесят компаний. Как показывает международная практика, чем компания прозрачнее работает, тем она более защищена от рейдерства.

Уже год, как принят антирейдерский закон в Украине. Успешен ли он?

В целом, закон играет позитивную роль. Но дополнительные меры могут еще больше улучшить ситуацию.

Вопрос и в том, что мы называем рейдерством. Мы с Минюстом считаем, что это незаконное отчуждение собственности или имущественных и корпоративных прав. А в обществе рейдерством называют и другие явления. В частности, незаконный сбор урожая. Но это уже воровство, и в этой сфере должны более эффективно работать правоохранители.

А с точки зрения классических рейдерских атак, действительно, подобных случаев стало меньше. И когда бизнес обращался в наш офис за помощью, то мы остались довольны сотрудничеством с Комиссией, уполномоченной рассматривать подобные иски — права бизнеса были восстановлены.

А конкретная статистика есть?

Обращений по рейдерским атакам в Офис бизнес-омбудсмена не так много. Всего у нас было около 80 жалоб на Минюст за весь период работы. В основном, по поводу выполнения судебных решений. Что касается рейдерства, то это лишь около 15 обращений за все три года нашего существования.

Чаще представители бизнеса сетуют на государственные органы. На кого именно и по какому поводу?

Больше всего жалоб мы получаем на Государственную фискальную службу, и в последнее время их число сильно возросло — почти 2/3 жалоб в третьем квартале. Львиная их доля касалась блокирования налоговых накладных. И ситуация здесь неоднозначная.

Как Совет бизнес-омбудсмена, мы поддерживаем систему, которая помогает устранить массу проблем, связанных с возмещением НДС (кстати, в этом сегменте жалобы значительно снизились — в третьем квартале их стало меньше вдвое). Тем не менее, мы подали свои предложения Минфину по повышению эффективности данной системы, чтобы бизнес не страдал от необоснованной блокировки накладных. После вмешательства нашего Офиса, в 90% случаев ГФС принимает решение в пользу бизнеса. А это доказывает, что блокирование было необоснованным.

А еще какие жалобы были?

Много заявлений по налоговым проверкам. Мы часто получаем жалобы, где изначально сложно понять, кто прав. Налоги и интерпретация налогового законодательства — весьма сложная вещь. И даже идеальный налоговый кодекс не решит всех проблем, и бизнес всегда будет жаловаться на налоговые проверки.

Также в наш Офис поступают жалобы по переплатам налогов на прибыль. Эта проблема устраняется крайне медленно, и мы настаиваем, чтобы Минфин и ГФС решили этот вопрос. Осталось выплатить несколько миллиардов гривен. Исходя из того, что бюджет перевыполняется, можно было бы покрыть эти долги.

Альгирдас Шемета: «Правоохранители неохотно рассматривают заявления о рейдерстве»

Известны ли Вам проблемы, с которыми бизнес сталкивается на таможне?

Раньше было много жалоб по оценке таможенной стоимости. Но после изменений в регуляторных актах они уменьшились. Зато мы продолжаем получать жалобы на несоблюдение сроков растаможивания товаров. И часто это связано с действиями правоохранительных органов, которые присылают «письма счастья» в таможенную службу, на основе чего приостанавливается процесс растаможки.

И как Ваш офис реагирует на такое положение дел?

В конце ноября у меня была встреча с руководством Службы безопасности Украины по данной проблеме, и мы договорились о разработке документа, который упорядочит действия сотрудников СБУ. Сегодня разработан и утвержден документ по санкциям на международную торговлю. Он вводит жесткие правила на действия представителей СБУ, когда они делают ходатайство в Министерство экономики на применение санкций к международной торговле.

Кроме этого, сейчас в Верховной Раде разрабатывается законопроект по санкциям на международную торговлю, где мы предлагаем значительно либерализировать эту сферу. Ведь в странах Европейского Союза такие санкции применяются, лишь в случае, когда нарушается законодательство в сфере военных товаров или двойного назначения.

Касательно жалоб на СБУ — это, преимущественно, ходатайства на санкции по внешнеэкономической деятельности и по таможне. По другим правоохранителям — больше всего жалоб по нарушениям процедур в ходе уголовного производства, особенно, обысков.

Какого рода эти нарушения?

Не допускаются адвокаты, изымаются документы без их описи, непропорциональные аресты счетов и прочее. Поэтому, мы надеемся, что принятый закон о запрете «масок-шоу» даст позитивный импульс отношениям бизнеса и правоохранительных органов. Потому что он ограничивает действия правоохранителей. Кстати, именно Офис бизнес-омбудсмена разработал законопроект, который и взяли за основу.

А что скажете об органах местной власти?

Количество жалоб на них растет: в третьем квартале было 25 жалоб, а во втором — девять. Что касается четвертого квартала, то на начало декабря у нас уже есть 24 жалобы.

Хорошо, что в Украине проходит децентрализация и увеличены полномочия местных органов самоуправления, но, увы, это не всегда сбалансировано с их ответственностью. Поэтому, мы представили правительству системный отчет по взаимодействию бизнеса с местными органами власти. Основной «камень преткновения» диалога — выдача разрешительных документов на торговлю и строительство.

В чем это проявляется?

В несоблюдении сроков, необоснованном отклонении заявок и т.д. Также проблема в том, что решения принимаются коллегиально, и, практически, нет механизма отмены незаконного решения местных советов. Единственный шанс — обращаться в суд, но это долго. Поэтому, мы настаиваем на скорейшем введении механизма пересмотра неправомерных вердиктов местных советов.

Также есть жалобы на контролирующие органы. И в конце января-начале февраля 2018 г. мы опубликуем системный отчет по контролирующим органам. Увы, несмотря на принятые законы в конце 2016 г., реформа контролирующих органов проходит не так быстро, как хотелось бы.

Есть ли жалобы от нерезидентов?

Если в начале года соотношение жалоб украинского и иностранного бизнеса было около 70% на 30%, то в третьем квартале 2017 г. процент жалоб иностранцев снизился до 18%. В целом за три года существования Офиса мы обработали жалобы почти пяти сотен иностранных компаний. И это немало. В целом, на сегодня у нас 2840 жалоб от украинского и иностранного бизнеса.

Много иностранного бизнеса сейчас находится в ожидании украинских реформ, чтобы инвестировать в местную экономику. Поэтому устранение разного рода минусов в украинском бизнес-климате — в интересах самой Украины. Бесспорно, ситуация в сфере администрирования налогов улучшилась. Что касается блокирования налоговых накладных, то жалуется лишь украинский бизнес. От иностранцев было всего одна-две жалобы, из более чем четырехсот.

Поступают ли в Офис жалобы, связанные с выходом бизнеса из зоны АТО и возвратом имущества с оккупированных территорий? Как решаете такие проблемы?

В 80-90% случаев мы помогаем бизнесу решить их проблемы. Ранее огромной проблемой была невыплата предприятиям компенсаций за служащих, которых привлекли на военную службу в зону АТО. Но следуя нашим рекомендациям, в конце 2015 г. предприятия получили свыше 2 млрд. грн.

Что касается обращений предприятий, конечно, они есть, и связаны с перерегистрацией из зоны АТО на подконтрольную часть Украины. Это крайне сложный процесс, так как предприятиям необходимо проходить все процедуры заново.

Также поступают жалобы, связанные с транзакциями (когда производство есть и на оккупированной, и подконтрольной территории Украины). И в данной ситуации, не всегда понятно, как проходил процесс возмещения НДС. Но во многих случаях нам удавалось доказать ГФС законность требований жалобщика. Кроме этого, были жалобы, связанные с электричеством, так как часть проводов проходит через оккупированную территорию. А также земельные жалобы, связанные со льготами бизнесу (когда собственник имел землю на теперь уже оккупированной территории, а перенес ее в подконтрольную часть страны).

Знаю, что Вы родом из Литвы. Интересно, а есть ли Офис бизнес-омбудсмена в Литве, и чем он отличается от украинского варианта?

В Литве нет Офиса бизнес-омбудсмена. Однако существует Офис парламентского омбудсмена, который занимается более широким кругом вопросов. Львиная доля этих вопросов касается защиты прав человека.

Главная  |  Контакты  |  Реклама  |    Полная версия
>