Полная версия / Добавить в закладки
USD: 28.900 - 29.410    EUR: 29.060 - 29.595

28.03.2018 14:17, Финансы

«Финмониторинг: свобода или безопасность?»

Единственным выходом видится максимальная формализация требований к субъектам первичного финансового мониторинга со стороны государства.

Законопроект «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины в сфере предотвращения и противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, финансированию терроризма и финансированию распространения оружия массового уничтожения» вновь дает повод задуматься, куда движется финансовая система и общество в целом, информируют Экономические Известия.

Не будем вдаваться в детальный профессиональный анализ Законопроекта, а остановимся на двух моментах, достойных общественного обсуждения:

1) продолжающееся расширение сферы контроля государства над частной жизнью граждан;

2) частичная насильственная передача контрольных функций государства коммерческим структурам за их же счет.

Первая тенденция проявляется в том, что Законопроект увеличивает перечень субъектов хозяйствования (т.н. «субъекты первичного финансового мониторинга», СПФМ), которые должны следить за своими клиентами и сообщать о них и об их действиях государству. К  длинному списку СПФМ (банки, финкомпании, риэлторы, страховщики, товарные биржи, нотариусы, аудиторы, адвокаты, торговцы драгоценностями и т.д.), добавлены субъекты хозяйствования, предоставляющие информационно-консультационные услуги по вопросам налогообложения, создания, обеспечения деятельности или управления юридическими лицами; а также другие лица, оказывающие юридические услуги.

Если так будет продолжаться, то собирать о нас различные сведения и передавать их в «компетентные органы» будут и турфирмы, и таксисты, и продавцы в обычных магазинах и на рынках, и аптекари – в общем, все, с кем нам приходится расплачиваться за товары и услуги. Кто и как будет использовать эту информацию – предсказать сложно.

Вторую тенденцию хорошо иллюстрирует пункт 7 статьи 11 Закона (в редакции Законопроекта), указывающий, что при выполнении обязанностей по установлению конечных собственников своих клиентов-предприятий,  СПФМ не должны опираться исключительно на информацию, которая содержится в Едином государственном реестре. То есть, государственный орган, который ведет упомянутый Реестр, будет играть роль «хорошего полицейского», полностью доверяющего тому, что представители предприятия при регистрации сообщат о его владельцах. Государство не будет осуществлять проверку этой информации. А СПФМ, обслуживающим  предприятия после их регистрации, предложено за свой счет играть роль «плохого полицейского», который должен все тщательно проверить с помощью неизвестных инструментов.

Для выполнения этой задачи СПФМ должны содержать (за свой счет, естественно) штат специальных сотрудников. А если они будут  проверять недостаточно эффективно (с точки зрения государства), СПФМ  будет оштрафован на крупную сумму или даже лишен соответствующей лицензии.

Кроме того, Законопроект предполагает коллективную ответственность за нарушение требований финмониторинга: предлагается наказание (в т.ч. уголовное) и сотрудника СПФМ, ответственного за проведение мониторинга, и членов Правления и Наблюдательного совета, и даже собственника СПФМ.

Нарушить законодательные требования по финмониторингу, даже ненамеренно, совсем не сложно –  сформулированы они весьма расплывчато («подозрение», «подозрительные финансовые операции», «все надлежащие и разумные меры»). А проверка настоящих собственников предприятия-клиента, о которой было сказано выше, считается должным образом выполненной, если у сотрудника СПФМ сформировалось «убеждение, что он знает», кто является настоящим владельцем.

А как вам такие критерии риска того, что операция может быть криминальной: «деловые отношения осуществляются при необычных обстоятельствах», «структура собственности клиента является необычной или излишне сложной»? Оцените также обязанность СПФМ «изучать, насколько это возможно, основания и цели всех сложных и необычно крупных финансовых операций, всех необычных схем финансовых операций»?

То, что кажется сложным или необычным одному человеку, для другого таковым не будет. Как оценить, сделал ли СПФМ «все возможное» для изучения операции? Например, почему не откомандировал своих работников за границу для проверки иностранного контрагента своего клиента? Почему не приехал к клиенту домой и не побеседовал с его соседями?

Поэтому единственным выходом видится максимальная формализация (в хорошем смысле этого слова) требований к субъектам первичного финансового мониторинга со стороны государства.

P.S. Более 30 лет назад весь мир был шокирован убийством премьер-министра Швеции Улофа Пальме. Этот авторитетный не только в своей стране, но во всем мире политик привык гулять без охраны, и прямо посреди улицы был застрелен неизвестным. Многие шведы обвиняли в халатности полицию Стокгольма – неужели нельзя было все организовать так, чтобы исключить подобное? На что шеф полиции ответил: «Можно было. Но вы бы тогда жили в другой стране».

Председатель Наблюдательного совета ПАТ «Банк Фамильный» и ПС FlashPay

Александр Табачников

Главная  |  Контакты  |  Реклама  |    Полная версия
>