Полная версия / Добавить в закладки
USD: 25.475 - 26.150    EUR: 30.185 - 30.970

15.05.2018 08:29, Рынки

ИСД распыляет активы

ИСД распыляет активы

В течение 2017 г. корпорация «Индустриальный союз Донбасса» утратила контроль над двумя из четырех профильных активов – Алчевским и Днепровским металлургическими комбинатами. Оба были встроены в новые производственные контексты.

В начале весны и.о. главы т.н. Луганской Народной Республики (ЛНР) Леонид Пасечник сообщил, что не позднее конца мая на Алчевском металлургическом комбинате (АМК) будет вновь запущено сталепрокатное производство. «Пока ввод в эксплуатацию большей части мощностей предприятия невозможен, прежде всего, из-за того, что оно не обеспечено необходимым объемом электроэнергии. Однако, поскольку недавно были начаты работы по восстановлению линии электропередачи, которая находится в районе т. наз. «нейтральной территории» и была повреждена в ходе боевых действий, возобновление сталепрокатного производства произойдет сразу же после того, как они будут завершены», — пояснил Пасечник, информируют Экономические Известия.

Напомним, что до весны 2017 г. корпорация «ИСД» располагала сталелитейными мощностями объемом производства до 10 млн тонн стали в год и входила в число 40 крупнейших металлургических компаний мира. Она объединяла ряд активов, важнейшими из которых являлись украинские Днепровский металлургический комбинат им. Дзержинского (ДМК), Алчевский металлургический комбинат (АМК) и Алчевсккокс (АЛКЗ), польские меткомбинат ISD Huta Czestochowa и судостроительный завод Stocznia Gdanska, а также венгерский меткомбинат Dunaferr.

Достоинства и уязвимые места ИСД определялись тем, что она в первую очередь делала ставку на модернизацию производства. В 2005-2011 гг. на всех входящих в ее состав сталелитейных предприятиях были реализованы программы переоснащения и расширения производственных мощностей, разработанные исходя из последних технологических и технических достижений в металлургической индустрии. В результате она оказалась лидером в сфере модернизации сталелитейного производства не только в Украине, но и в Европе.

Для этого ИСД занял $2,7 млрд. Наряду с этим, как в силу особенностей процесса приватизации в Украине, так и в силу того, что это не было приоритетом, корпорация не преуспела в создании собственной сырьевой базы. Вследствие этого уже в начале глобального кризиса в конце 2008 г. – начале 2009 г. у нее возникли проблемы как с обслуживанием своих долгов, так и с оборотными средствами для закупок сырья.

По этой причине в конце 2009 г. – начале 2010 г. собственники ИСД были вынуждены продать долю в уставном фонде корпорации в размере 50%+2 акции консорциуму российских инвесторов, связанному с Внешэкономбанком. Таким образом, ВЭБ стал опосредованным собственником соответствующих долей в оптимально переоснащенных, но обремененных колоссальными долгами и не обеспеченных собственным сырьем АМК и ДМК.

К лету 2014 г. АМК и АЛКЗ оказались на территории т.н. ЛНР и были по сути отрезаны от технологически связанных с ними предприятий, размещенных в Украине. В результате этого в 2015 г. хозяйственная деятельность и АМК, и ДМК оказалась сокрушительно убыточной. Так, по итогам года чистый убыток обоих предприятий составил 24,8 млрд грн или примерно $1 млрд. В 2016 г. финансовый результат их деятельности также был хотя и не столь обескураживающим, но все-таки отрицательным.

13 февраля 2017 г. из-за блокады железнодорожного сообщения с контролируемой Украиной территорией и, соответственно, срыва поставок железорудного сырья (ЖРС) с принадлежащих группе «Метинвест» и находящихся в Днепровской области горно-обогатительных комбинатов (ГОК), АМК был вынужден приостановить выплавку чугуна. А уже 16 февраля руководство ИСД официально заявило о прекращении всякой производственной деятельности на АМК – выплавки чугуна, стали, выпуска проката, производства кокса и электроэнергии. Наряду с этим оно сообщило о том, что, в свою очередь, из-за срыва поставок кокса из Алчевска, на грани остановки оказался и ДМК.

Некоторое время спустя, 7 марта, корпорация обнародовала первые данные о собственных производственных и финансовых потерях. Так, только в период с 13 февраля по 6 марта 2017 г. совокупные убытки АМК, ДМК и АЛКЗ достигли $55,7 млн.

Примерно в это же время руководство ИСД высказало ряд предостережений по поводу назревавшей экспроприации властями т.н. ЛНР тогда еще принадлежавших ей горно-металлургических активов. «Дело в том, что наши предприятия в Алчевске — это чрезвычайно сложные индустриальные комплексы, что предполагает наличие отлаженных систем функционирования производственной деятельности, а также устойчивых каналов сбыта продукции на международных рынках. Оказавшись в руках субъектов, не имеющих какого-либо признанного правового статуса, они не смогут осуществлять более-менее эффективную производственную, торговую и финансовую деятельность», – констатировали в пресс-службе ИСД.

«В частности, АМК и ДМК связаны отношениями производственной кооперации с европейскими предприятиями корпорации — ISD-Dunaferr и ISD-Huta Czestochowa, куда они поставляют полуфабрикаты — слябы — для дальнейшей переработки. И любого рода нарушения в работе АМК и ДМК, несомненно, нанесут ущерб как работе самих ISD-Dunaferr и ISD-Huta Czestochowa, так и их потенциальных клиентов», — добавил исполнительный директор ИСД Максим Завгородний.

Интеграция АМК

Как бы то ни было, но 1 марта 2017 года власти т.н. ДЛНР приняли решение о переводе всех компаний, находящихся на контролируемой ими территории, под так называемое внешнее управление. В результате почти все соответствующие предприятия, ранее включенные в целостный украинский ГМК, стали филиалами одной управляющей компании — южноосетинского ЗАО «Внешторгсервис». Однако тогда ни АМК, ни АЛКЗ, ни «Экоэнергия», образующие единый производственный комплекс, в их число не вошли.

Тем не менее, в конце ноября 2017 г. тогдашний глава т.н. ЛНР Игорь Плотницкий заявил, что республиканские власти и местные специалисты вот уже три месяца ведут работу по подготовке к возобновлению производственной деятельности на АМК.

Примерно в это же время, то есть — лишь 29 ноября 2017 г. — генеральный директор ИСД Олег Мкртчан официально заявил о наличии реальной угрозы потери контроля над все еще принадлежавшими корпорации алчевскими активами.

И только 5 декабря и.о. министра иностранных дел т.н. ЛНР Владислав Дейнего по сути подтвердил переход АМК, АКХЗ и «Экоэнергии» под управление республиканских властей. «Формально АМК остается субъектом украинской юрисдикции и получает регистрацию в ЛНР в качестве продолжающего хозяйственную деятельность иностранного актива. И хотя это некоторым образом противоречит законодательству Украины, мы вынуждены на это пойти», — уточнил он. При этом Дейнего дал понять, что, в конечном счете, ввод в эксплуатацию АМК зависит от фактических собственников предприятия.

В конце концов, 18 декабря 2017 г. на АМК была запущена доменная печь №5 — наименьшая из всех домен предприятия. По данным неофициальных источников, на тот момент техническое состояние агрегата было не вполне удовлетворительным. Те же источники выражали изрядный скепсис по поводу возможности возобновления работы остальных звеньев технологической цепочки — аглофабрики, машины непрерывного литья заготовки, коксохимзавода и т.д.

Между тем, по сути, вопросы о том, по какой причине алчевские активы ИСД не были экспроприированы одновременно с остальными компаниями и предприятиями, находящимися на территории т.н. ДЛНР; остались ли они под украинской юрисдикцией или все-таки перешли под управление «Внешторгсервиса»; и кто сейчас является их конечным владельцем, остаются открытыми.

Однако сам факт их наличия, а также — постепенного возобновления производств на АМК, позволяет предположить, что, хотя ИСД как один из исходных их собственников формально и потерял над ними контроль, консорциум инвесторов, связанный с Внешэкономбанком, как второй и основной их собственник, отнюдь не утратил к ним интереса.

Интеграция ДМК

Параллельно с этим, как и предостерегало руководство ИСД, в середине февраля 2017 г., полтора месяца спустя — 30 марта, оно таки было вынуждено начать так называемую «горячую» консервацию оборудования на Днепровском МК из-за острой нехватки оборотных средств и почти полного отсутствия основных видов металлургического сырья. «Даже при простое предприятия затраты на его содержание составят примерно $7млн в месяц, и, если оно не будет производить продукцию длительное время, это закончится коллапсом», – констатировал генеральный директор ДМК Вячеслав Мосьпан.

Вероятно, именно для того, чтобы этого избежать, руководство корпорации «ИСД» было вынуждено дать согласие на фактическую интеграцию ДМК в холдинг «Метинвест». Так, в начале мая 2017 г. из неофициальных источников стало известно, что ДМК перешел в режим их совместного управления. Те же источники предполагали, что 11 мая — после того, как стороны придут к окончательному соглашению, — будет утвержден его формат, который будет закреплен соответствующим решением наблюдательного совета ПАО, а, возможно, и общего собрания его акционеров. Однако ни тогда, ни до сих пор никаких официальных шагов по этому поводу сделано не было.

В период с конца марта и почти до конца июля 2017 г. ДМК все-таки простаивал. Лишь позднее стало известно, что поставки сырья на ДМК начали осуществлять предприятия «Метинвеста», а основным потребителем готовой продукции стал входящий в его состав Мариупольский металлургический комбинат (ММК) им. Ильича.

В конечном счете, в 2017 г., по сравнению с 2016 годом, ДМК сократил объемы выпуска чугуна, стали и проката на 31-32%. Однако уже в январе 2018 г., по сравнению с январем 2017 г., комбинат существенно увеличил объемы производства основных видов продукции: чугуна — на 95%, стали — на 79%, проката — на 73%.

Вполне очевидно то, что ИСД и консорциум инвесторов, связанных с Внешэкономбанком, в большей или меньшей степени утратили контроль над собственными профильными активами в Украине и т.н. ЛНР. Не менее очевидно также и то, что перспективы более привлекательного из них, АМК, гораздо более туманны и проблематичны, нежели перспективы ДМК.

Автор: Елена Герасимова

Главная  |  Контакты  |  Реклама  |    Полная версия
>